Всеядный PR-нашизм - реклама борделей и Церкви

Всеядный PR-нашизм - реклама борделей и Церкви

17.11.2018 Новости

Всеядный PR-нашизм — реклама борделей и Церкви

Если кто-то из наших читателей когда-либо видел этого человека или стал жертвой его противоправных действий, просим сообщить в редакцию

В четверг, 12 марта, к руководству «Новой газеты» обратился весьма молодой человек, представившийся Дмитрием Крестовским. О встрече с ним хлопотал известный московский журналист, уверяя, что есть «интересная тема». Суть предложения: Крестовский приносит в «Новую» наличные (в перспективе до 3-4 млн рублей ежемесячно), а за это ее руководство заставляет авторов и штатных сотрудников — по большей части самых популярных журналистов газеты (список был представлен) — писать статьи по заранее подготовленным тезисам («темник» — тоже был представлен).

Масштаб предложенной «сделки» выглядел грандиозно — господин Крестовский, ни много ни мало, предполагал изменить редакционную линию целой газеты (см. расшифровку беседы). При этом: тезисы «заказух» для 13 наших сотрудников, которые были сведены в странную таблицу, состояли из какой-то невнятицы, а «посредник» путался в фамилиях и газетных терминах. Как бы то ни было, признаки коммерческого подкупа, то есть состава преступления, предусмотренного Уголовным кодексом, были налицо. Подумалось, а в какие еще газеты заглянет провокатор Крестовский с целью «подкорректировать информационную политику», откуда деньги на эту пиар-акцию, кто станет ее жертвой?

Помимо многочисленных глупостей, рассказанных нам «пиар-посредником», в глаза бросался главный интерес — в первую очередь его волновала возможная публикация заказной статьи о Русской православной церкви. А буквально накануне здание редакции «Новой» пикетировали члены православного подразделения «Наших», требовавшие от газеты извиниться за материалы о выборах нового Патриарха.

Раз признаки состава преступления — вот они, а провокатор в состоянии обойти еще дюжину изданий с подобными «коммерческими» предложениями, мы решили не отправлять молодого человека по всем известному адресу, а поступить с ним по закону. И написали заявление в правоохранительные органы с просьбой проверить законность действий человека, который представился господином Крестовским. Следующая встреча проходила уже под контролем оперативных сотрудников.

Второе явление Крестовского было отмечено рядом примечательных деталей. Он прибыл к дому 3 в Потаповском переулке на черном микроавтобусе «Мерседес» без номеров. Даже транзитных не было. Судя по всему, присутствовало и «контрнаблюдение» — за углом нами была обнаружена машина с включенной милицейской рацией.

На проходной редакции «посредник» категорически отказался демонстрировать паспорт, отрекомендовавшись оранжевым куском картона с фамилией Крестовский. В коридоре он был опознан нашими сотрудниками как человек, похожий на активного члена движения «Наши». Было очевидно, что беседу с руководством газеты он записывает на диктофон. Ну, поговорили (см. расшифровку)…

И 25 марта при передаче 89 тысяч рублей «аванса» Дмитрий Крестовский был задержан сотрудниками милиции. При нем нашли: план публикаций заказных материалов, которые должны были написать авторы «Новой газеты», а также удостоверение опера некого странного Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (номер — МА 77 №01210). Удостоверение было исполнено в хорошей полиграфии — особенно удался герб Российской Федерации.

По ходу мероприятия выяснилось, что господин Крестовский вовсе не господин Крестовский, а некий Копылов Дмитрий Владимирович, 1986 года рождения. Судя по собранным нами в открытых источниках сведениям, он когда-то работал в сети ресторанов «Макдоналдс» и был (в 2005 году) одним из комиссаров московского отделения «Наших» — по крайней мере, его лицо демонстрировали телеканалы, представляя в комментариях и интервью наблюдателем на выборах от этого молодежного движения. В том же 2005 году некий Дмитрий Копылов был бит на улице националистами — он тогда проводил соцопрос от имени «Наших», — о чем сообщили некоторые интернет-ресурсы.

Предполагаем, что предстоящие предварительное следствие и суд выяснят: кто это человек на самом деле, откуда у него деньги, при помощи которых он предполагал подкупить сотрудников «Новой газеты», и кто его о том попросил.

Расшифровка диктофонной записи


19 марта 2009 года, редакция «Новой газеты»

Действующие лица:
К — человек, представившийся Дмитрием Крестовским
Н — сотрудники «Новой газеты»

<…>

К.
<…> Работаю я четыре года <…> можно сказать, работаю с разными газетами, и только недавно у меня появился спрос на «Новую газету» и желание заказчика, и, соответственно, через … (фамилии известных журналистов. — Прим. ред.) я вышел…

Н. — Вы посредник?

К. — Да, я посредник между людьми, которые заказывают. <…>

Н. - В чем суть вашего проекта?

К. - Есть у меня в районе десять опальных олигархов и партий <…> которые заказывают мне статьи. Я не знаю, это может быть иного плана: от рекламы борделя до политических статей. Мне, соответственно, все равно, что размещать. Я получаю от них хороший процент. Как происходит моя работа? Я приезжаю с рабочими тезисами, обсуждаю, соответственно, с главным редактором или с заказанным журналистом тему, согласовываю статью с заказчиком. Да? Да! По рукам. Оплата. Статья выходит. Вот так я представляю себе работу. <…> Меня интересует, сколько стоит ваша одна восьмая, одна шестая и так далее.

Н. — Изложите, что вы хотите от «Новой газеты»?

К. - На примере это сделаю. У меня есть заказ на Александра Солдатова, про церковь. (Александр Солдатов — журналист, автор «Новой газеты», специализируется на религиозной тематике. Его публикации, посвященные обстоятельствам выборов нового Патриарха, вызвали большой общественный резонанс.) Этот тезис хочет видеть заказчик.

Н. — Но вы понимаете, что эти проекты, они не могут быть проведены через легальную бухгалтерию?

К. - Понятно, что речь идет о нелегальной бухгалтерии. Я бы уже давно сидел, если бы проводил их через легальную бухгалтерию. <…> Через меня идет примерно 3-4 миллиона в месяц в тех издательствах, с которыми я уже работаю. Соответственно, какой бюджет мы будем выстраивать, это зависит от нас. От ваших возможностей и от моих возможностей. <…> Что-то может подходить под формат газеты, что-то может не подходить под формат газеты. Это уже мы с вами будем обсуждать. Соответственно, меня интересуют в ближайшие недели полторы вот эти три статьи, которые горят. Это Солдатов <…>

Н. — Каныгин и Фельгенгауэр <…>

К. — Да. Соответственно, эти три статьи горят у меня на ближайшие три недели. Три недели проходят, они выходят из нашего списка. Потому что по срокам заказчики не успевают.

Н. — Вы сейчас не говорите о постоянном потоке, каком-то заказе постоянном?

К. - Я не могу гарантировать. Но уже работаю три года, и за те три года с изданиями, которые у меня есть, с которыми я работаю, заказ идет. Начал я с гламурной прессы. Потом начал расширяться не расширяться, но занялся политикой. Совсем ею не хотелось заниматься, если честно, но так как это более прибыльно, чем гламур, перешел на политические издания. <…>

Н. <…> Здесь имеется в виду не столько информационное наполнение текста, сколько некая интонация, некий идеологический подход.

К. — Соответственно, да. <…> Если приходит заказ на уничтожение человека, это на уничтожение человека. Если распиаривание, это распиаривание. <…> Давайте будем исходить из одной восьмой. Сколько будет стоить одна восьмая? Исходя из стоимости одной восьмой, давайте делать ваш процент, давайте делать процент журналистам. Определить процент ваш мне сложно. <…> Мне сложно со своей стороны предлагать какие-то суммы. Могу обидеть суммами. <…>

Н. — Список авторов, учитывая их долевое участие в газете, предполагает практически изменение редакционной политики газеты. Для того чтобы поменять информационную политику газеты, собственник сплошь и рядом меняет главного редактора. Вы хотите развернуть всю нашу газету?

К. — Скажем, немножко подкорректировать.

Н. — Ну, подкорректировать… Разговор идет о нелегальном выкупе редакционной линии газеты. И вы при этом говорите об одной восьмушке. <…>

К. <…> Бюджет у меня, конечно, не резиновый, но позволяющий.

Н. — Вы хоть раз слышали о том, чтобы такие грандиозные проекты осуществлялись? <…>

К. — Ну, … (название популярной газеты. — Прим. ред.) я за два года подкорректировал. … (название делового издания. — Прим. ред.) подкорректировал. Ну, как бы еще не полностью подкорректировал, там цены немножко другие. <…> Вот. Какие-то уже наметки текста, соответственно, и цена, сколько это стоит. Думаю, через месяц мы с вами уже выработаем какую-то цифру, будет какой-то бюджет обговорен.

Н. — А какой бы вы материал на первое место поставили?

К. - На первое место? Я бы Солдатова поставил. <…>

Сергей Соколов

Владимир Ширяев

****

Положил ноги на стол и сказал, что лично скупил несколько газет, включая "Коммерсант"

"Этот человек произвел на нас шокирующее впечатление. Он представлял очень странную смесь самоуверенности и некомпетентности. Я еще думал сразу его на три буквы послать, но уж больно он наглым оказался,— рассказал "Ъ" заместитель директора "Новой" Валерий Ширяев.— Пришел к нам и чуть ли не ноги на стол положил. А вот в списке представленных им сотрудников были ошибки в написании фамилий. Один из журналистов, попавший в список, вообще уволился еще в октябре 2008 года".

Господин Крестовский, по словам сотрудников издания, приехал на автомобиле Mercedes без номерных знаков, наотрез отказался показать охране паспорт и не сразу смог назвать свое отчество. Подумав, он представился Дмитрием Анатольевичем, и в редакции "Новой" убеждены, что господин Крестовский сделал это в честь президента РФ Дмитрия Медведева.

Все дальнейшие разговоры с Дмитрием Крестовским с санкции УБЭПа записывались на диктофон. "С нашей стороны самодеятельности не было, мы действовали по указанию и под контролем милиции",— объяснил "Ъ" господин Ширяев. Господин Крестовский ... намеренно громко спрашивал (журналисты заподозрили, что он записывает разговор на диктофон), сколько стоит заказная заметка, размещенная на 1/8 полосы газеты. Господин Крестовский очень удивился, узнав, что газеты формата А2 и А3 отличаются по размеру, но предложил при этом "подкорректировать" редакционную политику издания и хвастал, что ему уже удалось частично или полностью "подкорректировать" политику ряда газет, в том числе и "Ъ".

Один из сотрудников "Новой газеты" узнал в господине Крестовском активиста прокремлевского молодежного движения "Наши". По словам господина Ширяева, он ранее был замечен в ряде акций движения и представлялся его комиссаром. В частности, в "Новой" убеждены, что именно этот господин в 2007 году швырял грабли под автомобиль, в котором ехал лидер Народно-демократического союза Михаил Касьянов. "Наши" уже давно конфликтуют с "Новой газетой". В частности, члены православного корпуса движения не раз пикетировали редакцию за некорректные, на их взгляд, заметки об избрании нового патриарха Русской православной церкви. Примечательно, что один из первых заказных материалов, предложенный господином Крестовским, был посвящен как раз этой теме.

При попытке передать 89 тыс. руб. в качестве аванса Дмитрий Крестовский был задержан оперативниками УБЭПа. Они же выяснили настоящее имя задержанного: Дмитрий Копылов. Как удалось выяснить "Ъ", ему 22 года, он успел поработать в "Макдоналдсе" и в ЗАО ТПФ АИС, которое производит безалкогольные напитки. Кроме того, в 2005 году господин Копылов был избит предположительно скинхедами, когда проводил на улице опрос, представляясь членом "Наших".

Источник: "Коммерсант", 28.03.2009


Источник: “http://www.rospres.com/corruption/3981/”